23 обвинения Huawei (Одно из главных американских обвинений в адрес Пекина - кража интеллектуальной собственности)

29.01.2019


В США предъявили китайской телекоммуникационной компании Huawei и ее дочерним предприятиям список из 23 обвинений. В частности, речь идет о подозрении в краже технологий, используемых компанией T-Mobile (США) для проверок смартфонов. Китайский телеком-гигант заявил, что "отрицает свою причастность к обвинениям". На этом фоне 30-31 января продолжатся торговые консультации между КНР и США. Китайская делегация во главе с вице-премьером Госсовета Лю Хэ уже прибыла в Вашингтон. Но, учитывая разногласия двух сторон, вряд ли стоит надеяться, что стороны договорятся о прекращении торговой войны. А почему вообще началась торговая война между двумя ведущими экономиками мира? Об этом "Российской Газете" рассказал известный китаист, глава школы востоковедения НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

В чем причина "торговой войны" между США и КНР? Торговый дефицит, заимствование технологий?

Алексей Маслов: Причины торговой войны значительно глубже и лежат не совсем в сфере торговли. Развитие Китая мало волновало США, пока КНР была поставщиком относительно дешевой продукции и "мировой фабрикой". Но когда Пекин объявил об амбициозных планах в рамках программы "Сделано в Китае 2025", нацеленной прежде всего на технологический экспорт и занятие ключевых позиций именно в сфере мировых технологий, стало ясно, что именно это угрожает американской монополии очень во многих областях. Именно поэтому была предпринята попытка затормозить рост Китая, заставить его заниматься решением множества рутинных проблем, лишить притока денежных средств, часть из которых переправляется на финансирование инициативы "Пояс и Путь". А заодно показать всему миру, что у США есть рычаги воздействия даже на такого "экономического монстра", как КНР.

Чего хотят США и на что готов пойти Китай в переговорах?

Алексей Маслов: Формально США заинтересованы в расширении допуска своих товаров на китайский рынок, который стал высококонкурентным и крайне сложным. За счет этого предполагается выправить торговый дефицит, который сейчас, несмотря на все усилия американской стороны, достигает, по словам Трампа, 500 миллиардов долларов. В том числе США стремятся привязать Китай к закупкам своих нефти и газа, и тем самым уменьшить связи Пекина с традиционными поставщиками - Россией, Казахстаном, Туркменистаном, странами Персидского залива.

Однако сбалансировать торговый дефицит сложно. Надо учесть и то, что практически любая страна, торгующая с Китаем, находится в состоянии торгового дефицита. В реальности его можно устранить лишь предложением тех товаров, в которых нуждается партнер, причем по конкурентоспособным ценам. Торговый дефицит с США образовался не только потому, что сам Китай производит много качественных товаров, но и из-за того, что многие торговые конкуренты США могут поставить на китайский рынок товар по более дешевым ценам, например, Вьетнам, Аргентина, страны Юго-Восточной Азии.

Одно из главных американских обвинений в адрес Пекина - кража интеллектуальной собственности. Много ли доказанных случаев таких краж?

Алексей Маслов: В КНР работает весьма четкая система защиты патентов, торговых марок и других прав интеллектуальной собственности. Вопрос лишь в том, что ряд технологий могут заимствоваться в момент разработки, например, на уровне совместных китайско-американских лабораторий и центров. Многие иностранные компании, в том числе российские, выходя на китайский рынок, забывают сначала закрепить за собой патент на технологию или право на торговую марку. А вот доказанных случаев, когда после получения патента на китайской территории, технология была бы украдена, - единицы. Так уж устроен современный мир, что часто выигрывает не тот, кто "быстрее изобретет", а тот, кто "быстрее внедрит". А Китай это делает оперативнее.

Пожалуй, впервые США "воюет" не с отдельными категориями товаров и не с компаниями, а именно с государственной политикой КНР. К тому же Китай привык защищать свои компании, в том числе частные, на государственном уровне. Все прекрасно понимают, что речь идет в конечном счете не о торговле, а о будущем месте Китая в мировом разделении труда.

Имеет ли вообще смысл снижение Китаем пошлин на американские товары с учетом, что на местном рынке есть свои аналоги? Например, те же автомобили…

Алексей Маслов: Формально, смысл есть, но есть и китайская реальность. А она связана с тем, что, например, согласно исследованиям середины 2018 года, подавляющее большинство китайцев предпочитает именно китайские товары или товары, созданные в Китае. Это касается и автомобилей, и сладостей, и техники. Некоторое исключение составляют товары по уходу за детьми, например, детское питание и элитная косметика - здесь выбор может быть сделан в пользу иностранного товаропроизводителя. В то же время многие китайские товары сами стали "брендовыми", превратились в "торговые марки класса люкс". Это, например, касается некоторых марок одежды, мобильных телефонов и различных гаджетов. То есть иностранный товар, как товар престижный, уже теряет свой смысл.


Возврат к списку